Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Автор
Календарь
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Записки зеленого фонаря, который в прошлой жизни был зеленым солнцем :)

Подписаться на RSS  |   На главную

Ms. Green_Light’s Mad Voyage, или Листопадная песня

Начнем-ка мы историю о TFR с конца.

Еще в Сочи получила заказ. Очень большой соблазн был отказаться. Но подумалось: после форума — самое то развеяться. И вот в итоге последние два дня путешествие продолжилось. По «малому кругу»: Ганина Яма — Поросенков Лог — Алапаевск — Нижняя Синячиха — Невьянск. Кто знает, тот понял.  Кто не знает — это обширная зона, взглядом не охватишь, редкая «залетная птица» — турист — добирается до середины маршрута. Всё больше на границу Европы-Азии спешат, а оттуда — дальше, на иные территории. Ах, нечасто такое бывает, как нынче.

Зона абсолютного комфорта: на пассажирском сидении рядом с американским профессором славистики. За рулем — заказчик, он же очень старый и хороший друг. По дурно отремонтированным проселочным дорогам. Сквозь строй вердрагоновых сосен. Через звездный дождь листопада. От дождика к солнцу. От города к городу. Мимо заросших камышом речек. По чудом сохранившимся мостикам. По краю географии. Между пространствами. Таволга, Корелы, Черемисское, Нейва, Осиновский, Приозерный, Аятское. Каждое слово отзывается серебряными колокольчиками, тает карамелькой где-то внутри, там, где душа. За разговором, где в каждой фразе — мегабайты информации и эмоций. Не экскурсия — мечта. Изначально это было про убийство царской семьи. А оказалось — про вечно меняющийся и вечно неизменный мир, места, куда мы ездим «заряжать батарейки», и рябиновый чай со специями и медом, не имеющий названия, но оставляющий вечно длящееся красно-коричневое с зелеными бликами послевкусие. Love My Job.

Общий цвет дня какой-то такой:

А вчера я готовилась к долгой сегодняшней поездке. Понимая, что тема Романовых настолько популярна у гостей региона, что навязла на зубах у каждого екатеринбургского гида-переводчика, я хотела найти что-нибудь, что уведет меня от обсуждения того, сколько бриллиантов было надето на царских дочерях и насколько богобоязненной была великая княгиня Елисавета Федоровна, и поможет взглянуть на картину тех времен более глобально. И обратилась к вечному спасителю — журналу «Вокруг света». Еще в те времена, когда я работала в отделе ВВС на местном телеканале, он стал моим другом, советчиком и консультантом. Именно он втянул меня в бесконечную карусель поиска новых знаний, их анализа, обсуждения гипотез, отказа от них — и снова с начала. И в этот раз старый приятель не подвел: поиск вывел на очень интересную и глубокую статью о Первой мировой и ее роли в развитии евроазиатской (наверное, так) цивилизации.

Статью здесь приводить не буду. Дам только ссылку на нее. Честно, истинное удовольствие читать. Так просто, поделиться захотелось.


12 октября 2013 Green_Light | Пока нет комментариев


Возвращение спецназа, или Безумство продолжается

Этот год окончательно и бесповоротно объявляется годом безумств и экспериментов. Мало того, что я взялась за перевод публицистики на чужой, но такой родной английский. Мало того, что я храбро отправилась в палаточный лагерь, да еще в степи, да еще с йогами. Мало того, что я решилась снова взять в руки кисть, да не просто подержать, а еще и порисовать ею. Следующий шаг — то, о чем я втайне мечтала, но на что даже не смела надеяться. Я внезапно присоединилась к команде тренеров «Переводческого спецназа». Если называть вещи своими именами — нагло напросилась, и мне не отказали. «ПС» — это такая нереально крутая штука, уникальный модульный курс для переводчиков и не только. Секрет не только в том, что (за себя не скажу, за остальных — точно) преподают замечательные харизматичные товарищи, специалисты и даже эксперты в своих областях. И не только в том, что на занятиях дают этакую солянку из перевода, психологии и «пакета» информации о технических средствах в работе переводчика. А теперь еще и сведений о гигиене голоса и голосе как средстве (само)выражения и способе лучше понять себя и свое место в окружающем пространстве (в контексте переводческой деятельности). Важно, что каждый модуль может быть «развернут» в самостоятельный курс и «заказан» на разное количество времени. В зависимости от ресурсов и потребностей заказчика. Или свернут» в компактный интенсив, так, чтобы коснуться только ключевых моментов. Или можно всё вместе, всерьез и надолго, или всё вместе, но интенсивом. Такой вот «Лего». Есть и еще «секретики», но sapienti sat. Да и коммерческой тайны никто не отменял.

Горжусь тем, что при моем участии «доводился» этот формат. Круто, что взяли. Корыстный интерес: люблю работать в хорошей компании. И так, чтобы все наравне.

И очень страшно. Потому что пока несовершенно, а спрос на такие мероприятия (как показал сегодняшний первый день) зашкаливает. И потому, что в «сжатом» формате раньше не работала. Первый опыт был с курсом, растянутым аж на три месяца в формате 2 х 2 (два астрономических часа два раза в неделю). Кажется, что совсем не готова. Хотя это не так. А еще страшно потому, что в основном слушатели — умудренные опытом переводчики и преподаватели перевода. С редкими вкраплениями вчерашних студентов.

Сегодня был «бенефис» Елены Кисловой и Ирины Рудаковой. Завтра и послезавтра добавятся мои блоки и тема Саши Осинцева. Принимаю пожелания удачи и прочих необходимых «тренеру» вещей. Чувствую себя камикадзе. Хочется сказать страшным шепотом: «В домашних условиях просьба не повторять!»

Но отступать поздно. Помидоры возьму с собой — как раз полная корзинка на подоконнике. А для вдохновения — и мне, и вам — песенка ниже. Выбрана за то, что «Стамбульчики» тоже пару лет назад затеяли авантюру — собрались после n-летнего перерыва и стали играть нечто полностью отличающееся от того, что делали в бытность активными, а некоторые — даже знаменитыми членами Свердловского рок-клуба. За то, что поют они не ради денег или славы, а потому, что иначе не могут. И потому, что настолько хорошо это делают, что оркестр Свердловской филармонии счел за честь не так давно с ними сыграть концерт. А еще они поют на английском, немецком и санскрите, и как минимум один из них — выпускник иняза Свердловского пединститута (однокашник мой, стало быть). Ну и наконец я просто сегодня ходила на их концерт.

Однако хватит трепаться. Мне пора планировать занятия, а вам — слушать музыку.


21 сентября 2013 Green_Light | 4 комментария


«Безумству храбрых…», или Where Factories Stand

Осенью в так называемом цивилизованном мире наблюдается рост деловой активности. Не обошла сия напасть и меня. Cлучилась она со мной даже чуть раньше, чем с основной массой трудящегося населения. Месяц назад мне предложили перевести текст для журнала «Авиатерминал», да на язык В, не на родной расейский. Я сначала не отказалась, а потом испугалась, но было поздно. Взялась. Перевела. Перелопатила кучу информации с различных ресурсов — от исторических до инженерных. Отправила работу заказчику, да и забыла о ней. А заказчик тем временем — оформлял, утверждал, печатал. И вот внезапно передо мной свеженький «авторский», то есть переводческий, экземпляр журнала с двуязычной статьей про Невьянскую (чуть не написала «теле-«) башню. И мне уже кажется, что все ужасно и никуда не годно, но издание уже красуется на стойках в нашем аэропорту и разлетелось по другим городам и даже странам. Поздно строить планы пробраться в редакцию и повырывать глянцевые страницы из самой середины. Да, язык мой — враг мой. Но авантюризм в моем случае заболевание неизлечимое.  Так что буду, наверное, пробовать еще. И спасибо редакции за доверие.

 Фотопруф раннего осеннего обострения 

CIMG2825

Авиатерминал_рус

 Авиатерминал_англ

Полистать номер в электронном виде (очень рекомендую, издание прекрасно оформлено, информативно, с прекрасными статьями)

Собственно статья — на стр. 69 (русская версия) и 74 (английская версия).

Сайт «Авиатерминала» (может быть интересен архив — прошлые номера).

А вот здесь можно ознакомиться с очень убедительной аргументацией в пользу версии, что Невьянская башня была спроектирована и построена наклонной, а не начала «заваливаться» из-за подземных вод или неправильных расчетов. Удивительная история — от российских историков и инженеров я таких объяснений не слышала. Может быть, и есть они, но прошли мимо меня.

 


16 сентября 2013 Green_Light | 33 комментария


Пустельга, или «Опасная зона — работа мозга»

Последний день лета. Настроение из стрекозино-поющего медленно становится рабоче-серьезным. И похоже, не у меня одной такое переключение режимов. В блогоразделе ГП снова становится людно. Кто-то оцифровывает заметки на манжетах, кто-то планирует посещения выставок, кто-то анализирует Толкина.  Что ж, я снова в замечательной компании. Привет, осенний Город!

Попытаюсь и я что-нибудь «задокументировать» — память услужливо подсказывает омерзительное словечко из перевода, который сейчас в работе, неромантично и нехудожественно, зато долго искать не надо. Не проанализировать (куда там, все навыки солнцем выжжены), но поделиться удивлением.

Третий день вертится в голове строчка из песенки «Dirty Paws» очень симпатичной исландской группы «Of Monsters and Men»: «Jumping up and down the floor, my head is an animal…» И действительно, иногда кажется, что аппарат для восприятия, переработки и передачи информации существует где-то отдельно от того, на чьей шее установлен.  Прыгает, строит рожицы. Иногда мешает. Иногда помогает. Иногда оставляет в недоумении.

Событие вроде микроскопическое. Еду я в командировку в Челябинск — переводить семинар для учителей.  Дорога так себе, машина хорошая, на заднем сидении удобно. Любуюсь пейзажами. И вдруг внимание привлекает нечто необычное: на осинке у самой дороги сидит и так же, как я, вертит головой птах. По виду — увеличенный раз в пять воробей. Сова? Нет. Орел? Маловат будет. Интересно, кто это? Да бог его знает. Едем дальше. А километров через тридцать случается ситуация «есть контакт». На другой осинке еще одна такая же птичка. И словно поисковая система завершила процесс перебора вариантов — в голове четко звучит: «пустельга». Что это еще за пустельга? Откуда? Никогда я птичками особо не интересовалась (за исключением сов, конечно же, но они редкое исключение, подтверждающее правило). И все-таки и картинка перед глазами, и даже видовая принадлежность вырисовалась. Соколиные. Вот это да!

И так мне стало любопытно, что, приехав домой, я не поленилась и заглянула в яндексы-википедии. Прав был мой внутренний гугл. Она (или он).

Странная все-таки штука память. Или это не память? Где находится тот жесткий диск, с которого вот так считывается информация? И почему не всегда она приходит, когда нужно, зато непременно «всплывает», когда смысла в ней вроде и нет никакого. Задумалась. Сложно с непривычки. Пойду кофе выпью. С кардамоном и мускатным орехом. А вам для развлечения — картинка и песенка.

Пустельга

Пустельга обыкновенная, ужасно симпатичная

Да вот, кстати. Интересный, кажется, фильм, где звучит эта история про «грязные лапки». «The Secret Life of Walter Mitty». Ожидается в конце года. Наверное, схожу. Хотя бы из-за пейзажей. А о семинаре для учителей напишу, пожалуй, в следующей заметочке. Тоже хорошая тема.

О пустельге в Википедии


31 августа 2013 Green_Light | 7 комментариев


Прощание с красотой, или О пользе грамотности

Нельзя отдыхать, не исправив недочеты и ошибки. Груз с души надо снять, а нарушения устранить. Снимаю и устраняю этим постом.

Устник не должен быть визуалом. Устники работают со звуком, а красивости в картинках им должны быть безразличны. Однако бывают и исключения. Если устник мыслит картинками (едва ли описываемыми в словах образами, если хотите), ему удобно подглядвать в блокнот соседа по кабине, внезапно нашедшего в словаре выражение, которое наш герой безуспешно пытается выкопать из глубин долговременной памяти вот уже пятнадцать сотых секунды, и одновременно соображать, как вставить перевод в следующую фразу, как будто так и надо.

Если устник представляет единицы информации не в виде звуков, а в виде … стекляшек в калейдоскопе, что ли — ему проще переводить, одновременно черкаясь на первой попавшейся бумажке, и потом с удивлением рассматривать эту диаграмму чужих эмоций. Ему неудобно смотреть на докладчика, потому что нужно видеть всех и вся в помещении. Ему неприятно, когда, кроме бутылки с водой, на стол ставят еще и стакан, потому что это лишнее препятствие, о которое «спотыкается» взгляд.

И еще много всего интересного происходит с устником-визуалом — как и танцору, ему тоже иногда мешают особенности собственного физического устройства. Как, например, произошло со мной и с заголовками в моем бложике.

Почему-то в детстве я находила забавным, когда автор строит заголовок по принципу «Х или Y». И так этот принцип мне запал в душу, что я решила использовать его в этом журнале. И вот ведь как бывает: обычно я запоминаю, где в предложении какая закорючка, но в этом случае система восприятия дала сбой. Так мне и думалось до самого последнего времени, что два предложения в названиях текстов уравновешиваются благодаря «или» и не требуют никаких знаков препинания. Красиво же — словно чашечки на аптекарских весах. Мне всегда кажется: красиво — значит, правильно. Но, как выяснилось, здесь не тот случай. Бывает, что правильно — это не когда красиво, а когда с запятой.

Так что сегодня я торжественно прощаюсь с предыдущей версией пунктуации — а точнее, ее отсутствием — в заголовках. Не стОит плодить безграмотность, прикрываясь авторскими пристрастиями. Спасибо тем, кто обратил мое внимание на этот момент. Смотреть на такие заголовки мне будет чуть менее приятно. Но я знаю, что меня утешит. Схожу в музей, полюбуюсь картинами. Там запятые точно не нужны.

942394_10151694785462978_1731914859_n

(Например, такими. Автора не помню, к сожалению)

 


30 июля 2013 Green_Light | Комментариев (1)


Международный заговор переводчиков и жирафов или Учимся улыбаться

Я-то думала, это только в русскоязычном уголке мировой сети живут мрачные, угрюмые переводчики, которые ругают всё и вся на чем свет стоит. Ан нет, с просторов англонета прилетела блогозапись, свидетельствующая о гораздо более широком ареале обитания ворчунов-мультилингв и о том, что с этим надо что-то делать.

If you are a translator, interpreter, sociolinguist, anthropological linguist or any other kind of linguist, there is a lot to get annoyed about. Courses are closing, rates are (in places) dropping, respect is on the wane and hardly a day goes by without some newspaper publishing a story about somenewgadget that will entirely automate some way we use language. If we didn’t know better, we would say we were all going to be out of our jobs by Christmas.

True, there is a lot to complain about. True, due to something fundamental about the nature of social media (or should that be “human nature”?) negative posts and comments will get more views than positive ones. But does that make it right?

I write this post as either a complete hypocrite or a reformed addict, depending on how you see it. I have written some negative and sarcastic posts in my time. Yet nowadays, I often wonder whether we might actually be shooting ourselves in the foot if we are too quick to react with negativity.

Дальше приводится ряд причин улыбаться чаще и убеждать мир, что переводчики — не просто существа из другой галактики (как следует из последнего комикса в блоге Мокса), а инопланетяне интересные, яркие и иногда даже забавные.

Ссылка на статью  по ужжжасно актуальной проблеме

Ссылка на источник картинки

Ну и мы стараемся шагать в ногу со временем и в соответствии с последними тенденциями, а также рекомендациями О. Рудавина стараемся не ворчать и иногда использовать свои межгалактические навыки в мирных целях, а заодно отдыхать от перегонки мыслей из пункта А в пункт В при посредничестве слов. Я о последней по времени нарисованной картинке (не далее как вчера законченной). Процесс рисования во многом схож с процессом перевода. Берется идея и переводится в форму, доступную восприятию в данном случае зрителя. Разница только в том, что язык, на котором эта идея существует изначально, не имеет звуко-буквенной (или шире — звуко-знаковой) кодификации в нашем, земном понимании и в данном случае перекодируется не в слова и тексты, а в зрительные образы. Во всяком случае, мне так кажется по собственному опыту. Я здесь не о качестве конечного продукта (он несовершенен, как любой перевод), а о самом процессе. Ну а конечный продукт — вот он, ниже (переведенный в цифру, он несколько теряет в цвете и деталях, но общее впечатление есть).

Итоговый «текст»

20130723_145514

 Детальки

20130723_145606       20130723_145531

Оно, конечно, видимые глазу отпечатки неуловимых идей допускают более широкую трактовку, чем тексты, изначально созданные на нормальном человеческом языке и на другой «нормальный человеческий» переведенные. Однако если кому-то после просмотра жирафа и закатной луны вдруг захотелось сделать какие-то серьезные и далеко идущие выводы — это толкование не соответствует изначальному невыразимому замыслу ни в малейшей степени. А вот если хочется думать о сказках, сумасшедших и скоморохах — это хорошая отправная точка. Приятного нам всем путешествия в мир неуловимых смыслов, и давайте чаще улыбаться!


24 июля 2013 Green_Light | 8 комментариев


Заметки бригадира или Как я получала неоценимый жизненный опыт на UTIC

Боянъ бо вѣщий, аще кому хотяше пѣснь творити, то растѣкашется мыслию по древу, сѣрымъ вълкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы, помняшеть бо, рече, първыхъ временъ усобицѣ.

(«Слово о полку Игореве»)

Деваться некуда. Проанонсировала – надо выкладывать. Спасибо всем читающим. Оговорюсь сразу: я не Боян, но не удержалась от графоманства и личных воспоминаний. Растеклась… Для нелюбителей больших текстов главные практические моменты выделены в списки и отмечены шрифтом.

Как я и предсказывала (сама себе в основном), лето понеслось семимильными шагами, ухватив и потащив за собой без спроса. Так бы было хорошо, если бы оно скромно постучалось в дверь, поинтересовалось, не желаю ли я чего интересненького, а потом чинно ожидало ответа. Но не тут-то было. Еще июнь не закончился, а у меня уже ощущение, что осени бы настать пора.

Я успела слетать в холодный и загадочный Ханты-Мансийск, вернуться на часок (честно-честно, ровно на час!) в Екатеринбург и, оставив в холодильнике сибирскую рыбу муксуна, килограмм сибирского голубичного варенья и сибирские же магнитики, отправиться на следующее задание. На сей раз километров так на пятьдесят к северу от столицы Урала, в городок с финно-угорским именем Верх-Нейвинск. За время этого сумасшедшего вояжа довелось мне повидать руководство легендарной Почты России и мамонтов, поучаствовать в строительстве дивного нового мира фонтана, выучить имя Эдмунд Гуссерль, спеть «Ой, да не вечер» для норвежского гостя – и многое, многое другое (с).

CIMG2051

CIMG2068   CIMG2076

Ханты-Мансийские пейзажи и арт-объекты

Что именно я делала в северных краях – об этом как-нибудь в другой раз. А пока – обещанный (самой себе опять же) рассказ-отчет о UTIC с точки зрения «организатора синхронного перевода».

Страшно, что уже поздно и не смогу передать, как надо. Потому как времени прошло много, эмоции поугасли, восторги в сети и в душе поутихли, воспоминания перестали раскрашивать сны и опустились на дно сознания – туда, где уже хранится куча всего старого, нового, не переработанного и не рассказанного.

И все же приступим. Обещания надо выполнять.

Вопрос первый: когда? Когда все началось? В прекрасный сентябрьский день в Казани, когда Марина Богдан протянула мне ни к чему не обязывающее приглашение? Вьюжным февральским вечером, когда Костя Дранч сообщил, что в принципе мне все будут рады, но доклад на любимую мною тему – гигиена голоса, постановка речевого голоса и артикуляции – скорее всего, останется в «запасниках», такая уж расстановка приоритетов? А может, раньше – когда мы с ребенком и тогда еще мужем, а ныне другом и соратником шастали по Крыму и запивали впечатления «Живчиком»? Или… В общем, люблю я Украину.

Не успела я расстроиться, что не смогу выступить с докладом, как Костя написал, что место в программе мне нашел, да не какое-нибудь, а главное. Главного синхрониста то есть. Я поняла десятым чувством: назревает приключение!  А с «главностью» мы как-нибудь разберемся.

Вопрос второй: зачем? Меня часто спрашивают: ну кой черт несет тебя на эти галеры? Готовить, участвовать, собирать, организовывать? Приехала бы, как белый человек, пообщалась бы, на все нужные лекции сходила, знакомства бы завязала. А ты носишься, как савраска без узды, от работы время отрываешь, заказчиков теряешь… Отвечу сейчас – и буду всем вопрошающим эту блогозапись под нос совать  радостно показывать, чтобы не повторяться и время зря не тратить.

Помните детское ощущение, когда мама делает что-нибудь чудесное и неведомое – например, режет лук или моет посуду – а вам ужасно хочется тоже. Подумаешь, палец будет порезан или вся кухня окажется залита водой и мылом. Это же по-настоящему! Как Та, Которая Может Все! Видимо, в детстве мне не давали резать лук. Все время хочется «тоже». Тоже попасть в центр событий, и увидеть, из чего «варится суп», и самой подбросить, а то и нарезать пару кусочков картошки 🙂 . А что до потерянных заказчиков – кажется мне… «щас страшный весчь скажу» (с)… не все меряется деньгами. Или все, но не сразу. Или все и сразу – но тогда пусть они иногда теряются. Я согласна. Ибо опять же с детства люблю  «протыкать длинным носом холсты», то есть исследовать, пробовать и делать важные-преважные (пусть только для меня) выводы. И вот один из таких «вопросов для исследования» — можно ли строить трудовые отношения «мимо денег», то есть как при коммунизме или первобытном строе с натуральным обменом, а чувствовать себя при этом не бесплатной рабочей силой и не халявщиком, а, возможно, даже немножко «спонсором» или, как нынче модно говорить, «контрибьютором». А еще я люблю учиться. И (совсем немножко) учить. Последнее неизбывное желание я называю «комплекс Мессии» — дайте мне какой-нибудь мир, и я его спасу. И когда оказывается, что «резать лук» и «спасать мир» можно так, чтобы с пользой для родной индустрии – это ж двойная радость!

Радость двойная, но и сомнения двойные: никакого прикрытия. Все сама. Нет широких спин, за которыми в случае чего можно спрятаться и пискнуть: «Я ни при чем! Это они!» К тому же другая страна, хоть и соседи. Не вышло бы так, чтобы в калашный ряд…

Однако кой-какой опыт после Казани все-таки был. К тому же (помните еще?) я же люблю Украину! Поэтому я храбро написала что-то вроде «всем привет» в группе UTIC, где тут же Костя Д. тиснул объявление о наборе переводчиков-волонтеров, и принялась ждать шквала заявок и запросов, как за полгода до того перед Казанью.

Шквала не последовало. И тут вопрос третий – почему? Так до конца на него и не ответила. Возможно, потому, что в форум в Казани был не первым, народ о TFR знал и понимал, что это интересно и попасть туда бесплатно было бы неплохо. К тому же компенсация волонтерам российского форума включала оплату проезда. Может, еще и в этом дело? Вряд ли, потому что организаторы UTICв основном рассчитывали на помощь киевлян и вообще украинцев и в основном именно украинские переводчики с нами потом и работали.

Дополнительная блогозапись с призывом «А поехали на Украину!» помогла мало. Точнее, совсем не помогла. Не для того читают блоги, чтобы найти в них призыв поднимать целину. Ко мне «стучались» несколько ребят из Казанской команды – но дорожные расходы оказались для них неподъемными.

Итак, до UTIC две недели. Расклад такой: на два дня нам нужно шесть волонтеров (TFR продолжается три дня, там сложнее). Мы хотим набрать шесть волонтеров («контрибьюторов»), а нужное количество не набирается, хоть лоб себе разбей. Заявок в принципе маловато. Да еще кто-то не прошел тестирование. Кто-то не понял, что работать придется бесплатно. Кто-то  то ли сможет, то ли нет, потому что в приоритете у него платный заказ и случится ли этот заказ – одному Богу заказчику ведомо. Еще один человек очень хочет, но у нее, у этого человека, в больнице ребенок. Точно есть Сергей Корниенко, надежный, как голкипер российской сборной в финальной игре с канадцами, где те проиграли и плакали. И еще есть… надежда на чудо.

И чудо случилось. Точнее, не так. И чудеса начались.

Во-первых, мне стали помогать. Во время подготовки к TFR в Казани я усвоила: у каждого в оргкомитете свое поле деятельности и в нем каждый соображает сам за себя. В том числе потому, что «так раньше не делали», соответственно никто особо не знает, как и что. Так и двигалась вслепую, доверяясь лишь интуиции и желанию «сделать как-нибудь так, чтобы все прошло хорошо». Да и привыкла я действовать в одиночку. В свое время уж очень хорошо запомнила слова, сказанные Воландом Маргарите (всем известное «сами придут и сами все дадут»). Сейчас, правда, кажется, что не во всем можно верить классикам. Но учиться просить о помощи нелегко. В итоге ощущение тогда было, как в 19 лет, когда знакомые альпинисты спросили: «Пойдешь с нами на Волчиху?», а я не задумываясь храбро ответила: «Да, конечно», — и пошла. И вперед страшно (без страховки-то), и остановиться нельзя – хоть и не с семи тысяч метров, а с семисот, все же падать неприятно.

Не так случилось с UTIC. Меня прям-таки не оставляли в покое, вынуждая делиться мыслями, планами, проблемами – да всем, что на душе. Регулярные совещания по скайпу и фейсбуку выбивали из привычного графика и состояния «я сама», но позволяли чувствовать себя, как это сейчас принято говорить, частью команды.

Итогом совещаний с Костей Дранчем, Костей Шевченко и Мариной Богдан стало следующее:

1) Удобная разметка программы — так, чтобы гости знали, на каких сессиях будет перевод.

2) Решение пригласить двух синхронистов  на платной основе — так, чтобы полностью «закрыть» один поток (кандидатов отбирал Костя Д. по рекомендации киевлян).

3) Дополнительный поиск волонтеров («контрибьюторов») в Киеве и вообще в Украине – это тоже взяли на себя Костя Д. и InText.

4) Спокойный сон мой и организаторов – ведь принцип «меньше знаешь – крепче спишь» при подготовке мероприятий не работает. Чем меньше тебе известно, тем больше страшных вариантов развития событий рисует воображение, соответственно лучшим другом становится новопассит, а лучше – чтобы им стала все же записная книжечка-органайзер – «планировщик мероприятий» (бумажная или электронная – это уж кому как удобно).

5) Сохранение веры в собственную способность договариваться и искать решения и – неизменно – в чудеса.

Чудеса – вещь такая. Если уж начались – жди продолжения. И внезапно оказалось, что как раз в дни UTIC свободна Карина Локтионова (училась в Высшей школе перевода в СПб, работала на форумах в Питере в 2011-м и в Казани в 2012-м), и готова нам помогать на тех условиях, которые мы готовы предложить, и билеты на самолет смогла купить моментально, и место в гостинице для нее нашлось. А еще внезапнее за три дня до отъезда я получила письмо от совершенно неизвестного товарища из Москвы по имени Дина Терезникова. Это сейчас она знакома нам всем как Мисс Чеширский Кот, получила диплом МГИМО и успешно отработала на своем первом фрилансерском заказе (в добрый путь, Дина!). А тогда мне показалось, что передо мной не черные буковки на белом фоне, а послание звуковое, да еще и с добавлением эмоций. Из него послышалось что-то вроде «Сэр, возьмите Алису с собой!». Рисково, конечно, подумала я. Но уж больно знакомо мне это звенящее нетерпение и желание приключений, которое прямо так и просвечивало между строк. Берем, подумала я. И, как мы все теперь знаем (ведь все, правда? 🙂 ), не ошиблась.

С последним волонтером, найденным организаторами, я не общалась ни разу. Аню Иванченко я не слышала и не видела ни по скайпу, ни по почте, ни по телефону. Костя Д. поклялся, что все будет хорошо. А я взяла и поверила. Тем более что пора было паковать чемоданы.

Чемоданы – громко сказано. В любимую и заслуженную коричневую сумку летит пара платьев, любимые джинсы и прочие мелочи. Главное – деньги и паспорт. Так еще бабушка научила в далеком детстве. Остальное в случае чего и купить можно. А скорее всего – не потребуется.

До самого отъезда я была загружена крупными и мелкими заказами. Об одном упомяну, потому что он важен для общего строя истории. Прямо перед отъездом я сопровождала чудесный джаз-бэнд The Project Trio. Трое парней из Нью-Йорка покорили меня, детей из пары местных музыкальных школ, посетителей Театра музыкальной комедии и искушенных любителей джаза, собирающихся в клубе Everjazz. Только сами ребята знают, что стоит за легкостью, расслабленностью и сплошным счастьем, которые они транслируют на публику. Одно жалко: ни на один из их концертов я так и не попала. Только в Летней академии джаза наблюдала, как они на своем примере показывают школьникам, что такое groove и drive, да послушала Blue Rondo à la Turk в студии местной телекомпании, где мы записывали сюжет для утреннего эфира. Вот примерно так:

Но разве этого достаточно! Ну да ладно, подумала я, все равно меня еще ждет много хорошего.

О продолжении чудес по дороге из Москвы в Киев замечательно рассказала Катя Рябцева. Ложки нет. Подтверждаю. Челябинский имбирь еще доведет меня до этого сурового города, как английский язык и синхронный перевод довели таки до Киева.

А у меня случились свои чудеса, что подтверждает: все в жизни происходит неспроста и вовремя. Главное и самое сложное – правильно трактовать события и делать из них правильные выводы. Ну да не зря наша профессия – interpreting.

Итак.

Часть вторая. До Москвы и в ней (желающие сэкономить время могут сразу переходить к третьей части).

Самолеты экономят наше время, но воруют у нас эмоции. Мы давно забыли, как это – сварить с вечера штук пять яиц, упаковать запеченную в фольге курицу, со вздохом отложить помидор (непременно помнётся и запачкает соком все вокруг) и не забыть какие-нибудь орешки или печеньки, чтобы закусывать хорошую книжку. Наш удел – стойка регистрации, будочки с суровыми работниками службы безопасности, которым мы (совершенно зря пытаясь улыбаться) обреченно суем паспорта, торопливая прогулка по дьюти фри (водички купить, все ведь отобрали на досмотре!) – и пора получать багаж, и как будто никуда не перемещался.

Только хардкор, только российские железные дороги, решила я. И купила билет в плацкартный вагон любимого экспресса Екатеринбург – Москва. Меня ждала встреча с Катей и Иришей Рябцевыми, Леной Мищенковой (замечательной переводчицей из Челябинска, известной теперь еще и по истории с имбирем) и Павлом Дунаевым (известным совершенно без всякой связи с имбирем) и в этой замечательной компании продолжить путь в Киев.

Но я пока о дороге из Екатеринбурга в Москву. В вагоне было немноголюдно, тихо и очень чисто. В соседнем отсеке устраивалась с комфортом очень бойкая старушка. Я с удовольствием слушала, как она по телефону дает ценные указания остающейся в Екатеринбурге родне, прибавляя в конце каждой фразы «Мой хороший» или «Мое золотце», обстоятельно делится опытом посадки фантастически полезной травы под названием сыть (http://travmnogo.ru/trava_sit.html), знакомится с соседями по вагону и подробно расспрашивает мальчишек-метростроевцев об их планах на жизнь в столице. Как-то незаметно все окружающие принялись ей помогать: носить чай, делиться секретами зарядки сотовых телефонов, выполнять прочие мелкие поручения и выкладывать все подробности о себе и планах на жизнь.

Плавно сменяющиеся за окнами пейзажи, стук колес, чай в стаканах с подстаканниками, чтение приятной книги (стоп, какая книга, я же всю дорогу переводила презентацию, которую клятвенно обещала сдать до начала конференции – слава сотовым компаниям, доступ в интернет был почти непрерывно, иногда даже 3G). Почти классика.

IMG_20130514_160109 IMG_20130514_160227 IMG_20130514_160257 IMG_20130514_190719

Картинки за окном

И вот уже незаметно пролетели сутки, и вместо полей и лесов глаз радуют московские окраины,  и пора на выход. Бойкая старушка вежливо осведомляется, не расскажет ли ей кто, как добраться до Киевского вокзала. А я люблю помогать людям, а путь мой лежит именно на Киевский вокзал.

Объясняю старушке, как купить карточку на проезд в метро. Помогаю загрузить тяжеленький чемодан на эскалатор. Чемодан застревает на выходе с движущейся лестницы, грозя опрокинуть старушку, меня, а за нами – и всех пассажиров. В последний момент нечеловеческим усилием поднимаю дурацкую котомку (блин, что она туда нагрузила – слитки свинца? образцы цемента? Как раз перевод о нем был, интересный такой, а вообще жизнь – штука хорошая, как же жалко с ней расставаться именно сейчас, когда до Киева практически рукой подать!). Ффух. Выдохнули. Все живы. Никто не пострадал, кроме новенькой левой балетки. Моей. Придется искать где-то обувь. Тьфу, пропасть. «Кстати, меня Лена зовут». «А меня – Валентина Ивановна». Спасение – хороший повод познакомиться.

Через минуту выясняется, что я столкнулась с очередным проявлением феномена под названием «мир тесен». Передо мной не просто старушка, а бывшая сотрудница и подруга моей бабушки. Которой 87 лет и которая до сих пор печет пироги и воспитывает меня. А работали они вместе в институте, воспитывающем инженеров для железной дороги. По выходе на пенсию потерялись, как это часто случалось до нашей эры, а точнее – эры Фейсбука и Одноклассников. Когда тебе 87 –старый друг на вес золота. Вот и Киевский вокзал. На прощание обмениваемся телефонами. Дальше наши дороги расходятся. У меня еще целый день свободы и встреч с московскими друзьями, а Валентине Ивановне – дальше, в пригород. Приятно периодически слышать от бабушки, что Валентина Ивановна звонила или заходила в гости. Значит, все не зря!

Встречи с друзьями – дело интересное и важное, но банальное (выпить чаю, посмотреть, как растут детки, и т.п.) и мало отношения имеющее к киевской конференции. В отличие от каштанов. Именно в столице России «гроздья белые с каштанов грузно свешивались вверх», очаровывая и создавая настроение «предвкушения праздника». В Киеве в это время они уже отцветали и были не так хороши, как нам обещали организаторы UTIC (тут бы жалобу написать, да, боюсь, она потонет в потоке заслуженно хвалебных отзывов, а поэтому (и только поэтому 🙂 ) бог уж с ней). Впрочем, Киев прекрасен и с отцветающими «гроздьями», и даже совсем без них.

 CIMG1907

Московский каштан

Часть третья. Киев

Почти полный вагон переводчиков и сопровождающих лиц в лице (пардон за невольный каламбур) Ирины Рябцевой прибыл на киевский вокзал – и почти сразу (правда, с побегом на пару часов к улиткам, белкам и очень умным воронам – опять же отсылка к отчету Кати Рябцевой) началась очная часть работы. Ощущение беззаботности и безвременья осталось в прошлом. Пришла пора знакомиться, смотреть оборудование, спешно обсуждать оставшиеся нерешенными вопросы – в общем, обычный процесс развиртуализации.

И тут я снова перехожу на серьезный (насколько умею) тон.

В целом принцип отбора переводчиков остался неизменным в сравнении с Казанью. Волонтерам с определенным опытом синхронного перевода (и/или шушотажа) предлагалось отработать в обмен на компенсацию определенных расходов (в случае UTIC – стоимости участия в конференции) определенное число часов (в случае UTIC – четыре) с тем, чтобы остальное время посвятить посещению лекций и круглых столов, общению и поеданию клубники во время кофе-пауз.

Увы, не все продумали и обсудили заранее. Наверное, при «удаленном управлении» это и невозможно. Опять же «раньше так не делали», поэтому понятно, что есть над чем работать. Я о нескольких вещах. Сразу оговорка: я занималась только парой русский-английский,  потому что переводчики с русского на украинский и обратно – Арина Лепетюх и Ирина Скопина – вызвались помогать без моего участия и работали самостоятельно и эффективно, хотя и находились в постоянном контакте со мной и остальными участниками команды. Итак, по пунктам, раз уж мы о сурьезном:

1) Очень глубокое у меня убеждение, что перед крупными мероприятиями (не обязательно даже отраслевыми) синхронисты (и не только волонтеры) непременно должны оказаться на месте в вечер перед его началом, а не за десять минут или даже за полчаса до торжественного открытия. Надо ли объяснять, почему? Вопросы задавались, поэтому, видимо, надо. Синхронный перевод – работа командная, и удобно представлять, кто с кем окажется в паре изначально, а также в случае перестановок. В Киеве получилось оставить все пары без изменений на оба дня. Но такое счастье случается не всегда. Да и на расположение кабин в залах удобно взглянуть тогда, когда они еще не поставлены, чтобы потом не возмущаться тем, что не видно именно того, что хочется видеть, и вообще мощности роутера не хватает и вай-фай в твоем углу еле ловит, а то и вообще не. Если эти и подобные мелочи не заметить и не обговорить заранее – может случиться так, как произошло в Киеве. 18-го числа в середине дня одна из переводчиц внезапно осведомилась, почему ей и ее напарнице придется переходить из одного помещения в другое не во время перерыва, а в разгар круглого стола, и не будет ли удобнее перекроить расписание так, чтобы приурочить переходы к паузам. Можно догадаться, что я ответила. А ведь ответ мог быть другим, если бы все (ну или почти  все) встретились заранее. Можно возразить, что существует скайп. Он, конечно, помогает. Но есть то, что можно увидеть и понять только в реальном общении.

Вторично упоминаю надежность и очень серьезный деловой настрой Сергея Корниенко. Именно он прошел со мной 17-го числа по всем залам и дал очень полезные советы по расстановке столов.

2) Не надо было мне верить клятвам Кости Дранча. Я про обещание связаться и договориться с  Аней Иванченко. Стоило самой созвониться с ней заранее. Это сейчас я знаю, что Аня и танго – понятия практически неразделимые и что звонить ей во время милонги – дело безнадежное. А тогда, осознав, что «абонент недоступен», я порадовала оргкомитет своим танго по стенам. Когда мне страшно и я чего-то не понимаю, по эмоциональности я, пожалуй, дам сто очков вперед самым горячим аргентинским танцорам.

И снова организаторы пришли на помощь. Марина Богдан отложила все дела и обсудила со мной план В  на случай, если обещанная замечательная синхронистка, которая вообще-то работает в Страсбурге и надежна, и обещала быть, так и не появится. Обсудили. Придумали. Успокоились. Спасибо, Марина.

Аня нашлась, хоть и только утром 18-го числа, и была (и есть) великолепна. Ура. А может быть, наоборот надо было доверять Косте (см. выше насчет «учиться просить о помощи») 🙂

3) Не все я углядела в том, что касалось технического обеспечения. Тут тот случай, когда все в целом настолько хорошо, что о мелочах, в которых сами знаете кто, забываешь. Оказалось, что при создании связки в три языка (да и с двумя языками, насколько я понимаю) техники компании «Синхросервис» постоянно находятся рядом с переводчиками и переключают направление сами. То есть, внимание, два факта: (1) постоянно рядом и (2) сами переключают! Синхронисты поймут мою радость. Кабины, конечно, переносные и не инкрустированные слоновой костью. Но удобные и просторные. То есть правда, два человека умещаются в них спокойно и никто друг друга локтями не толкает. Бывает же такое!

В общем, мне в глаза чертенок так и не бросился. А вот с участниками и слушателями некоторых круглых столов и докладов поиграл. Потому что в залах не хватало (вообще не было?) микрофонов. Соответственно переводчики не все слышалии и не все переводили. Классика, правда?  “The Speaker Does not Use a Microphone”. Не ураган «Катрина», конечно. Но неприятно.

4) Совет синхронистам, планирующим оказывать поддержку на других форумах в России и за ее пределами: если вы решились на это благородное, но малоприбыльное (если считать в конкретных рублях, гривнах и т.д.) дело, не отступайте от своего решения. Пойдите на то, чтобы в эти дни отказать другим клиентам. И наоборот – если отказ от платного assignment в пользу конференции для вас чреват серьезной порчей отношений с заказчиком и невосполнимым ущербом кошельку – бог с ним, с желанием внести вклад в развитие индустрии. Лучше спокойно работайте. Но дайте знать об этом организаторам хотя бы недели за две. Вас поймут. Обещаю.

5) Так мы и не решили вопрос с предоставлением перевода иностранным гостям, которые желали послушать докладчиков, выступавших на русском или украинском, в залах, где синхрона не было. Например, Гордон Хазбендз расстраивался, что не все понял из фееричной презентации Кати Филатовой и Иосифа Ковалева. Подозреваю, это не единственный случай. Просто я случайно оказалась рядом во время разговора.

6) Не сожаление, но призыв (из разряда последних китайских предупреждений). Милые, прекрасные, замечательные докладчики! Как здорово будет, если даже неготовые, сырые и до конца не оформленные тезисы и презентации окажутся у переводчиков хотя бы за сутки до перевода. Хотя бы список терминов. Хотя бы ссылка на ваш сайт/вашу статью/вашу биографию. Дальше они разберутся. Они умеют. А всем, в том числе и вам, будет легче. Я с пониманием, что все не ново и несбыточно. И все же с оптимизмом.

Вот такие шероховатости-царапинки. Особых открытий вроде не случилось. Но повторить не повредит. Было ли что-то еще неладно с точки зрения техники и с других точек в моей зоне ответственности? Если кто что заметил – рассказывайте, будем набираться опыта. Только постарайтесь найти возможность комментировать не только в фейсбуке, но и здесь, иначе точно в ленте затеряется.

В остальном работа «бригадира» на месте оказалась на удивление необременительной. Прежде всего потому, что все-таки многое было проговорено и решено загодя. Оказывается, это возможно. Даже на таком большом расстоянии. Да так ли оно велико? Сорок два часа поездом. Восемь часов самолетом с учетом пересадки. Мелочи на самом деле. Особенно в мае. Особенно когда почти везде в мире цветут каштаны.


IMG_20130519_122207

IMG_20130519_122255

IMG_20130519_210533

Моменты

Я наблюдала, смотрела, контролировала, но в итоге (особенно во второй день) все шло как бы само собой. Я успела и посинхронить сама (см. историю «Поймать UTIC за хвост»), и послушать несколько презентаций. Самой интересной нашла лекцию Барри Олсена о глобализации в устном переводе и о новых горизонтах, открывающихся перед устными переводчиками благодаря тем техническим средствам, что сейчас на стадии разработки и апробации. Самым вдохновляющим показался мне доклад Олега Рудавина о том, как переводчику облегчить жизнь себе и не стесняться брать деньги за работу. Хотя и прошли «золотые времена», и трудно сейчас устанавливать «ставки мечты». Осталось понять, как применить все услышанное к моей собственной практике.

Теперь о плюсах.

1) Как я и мечтала, конференция стала площадкой, где менее опытные синхронисты могли поработать бок о бок с более опытными. То есть местом, где активно применялось менторство (http://en.wikipedia.org/wiki/Mentorship) или скорее job shadowing (вики: http://en.wikipedia.org/wiki/Job_shadow) — менторство все же более растянуто во времени. По моему опыту, этот подход оказывался действенным в самой разной обстановке – от детского лагеря – я о разновозрастных отрядах – до моей собственной переводческой карьеры: за отсутствием в моей юности школы синхронного перевода в уральских вузах, я училась исключительно на практике, с трепетом соглашаясь садиться в будку с более опытными синхронистами – такими, как Елена Кислова и Валерий Гафуров.

2) Присутствующие на форуме гуру синхрона – например, Максим Козуб и Павел Палажченко, к нашему счастью, не гнушались тем, чтобы взять наушники и послушать, как работают волонтеры (в том числе и я), а в перерывах поделиться впечатлениями и замечаниями.

Таким образом, UTICстал для нас, синхронистов – как «монстров», так и дебютантов – отличной (в последнее время для меня, например, редкой) возможностью услышать от коллег мнение о наших слабых и сильных сторонах и поучаствовать в том, что психологи называют peer review (по-английски http://en.wikipedia.org/wiki/Peer_review, по-русски тоже есть, но там как-то не о том). Очень хочется, чтобы такой образовательный/квалификационно-повышательный компонент на переводческих форумах сохранялся, структурировался дальше и развивался. И я не только о синхронистах. Думаю, со мной согласятся и письменники, и «транскриэйторы». Имеет смысл добавлять практики, организовывать больше мастер-классов, семинаров. Учиться у тех, кто такие вещи делает в более узком кругу, и заглядывать в поисках примеров для подражания в другие отрасли.

3) Студенты, изучающие синхронный перевод, могли посидеть в будке рядом с работающими синхронистами – молча, если желали присутствовать на сложной сессии, или, с разрешения волонтеров, пробуя себя там, где попроще – в нашем случае в переводе с украинского на русский.

4) Уже на UTIC ко мне обратились несколько человек, желающих синхронить на следующих конференциях – например, на TFR. Преемственность и непрерывность – вещи хорошие. Посмотрим, конечно, к чему сведутся и куда приведут благие намерения. Но начало положено.

5) Получен неоценимый, гигантский, нереальный опыт. Положительный, отрицательный, просто жизненный. В том числе на собственной шкурке. Есть над чем подумать. Можно делать (в том числе судьбоносные) выводы. Это счастье.

6) Появилось желание оформить этот опыт в «чек-лист» или более подробный и развернутый «органайзер бригадира». Если дойдут руки до практического воплощения – поделюсь.

IMG_20130519_122118 IMG_20130518_100439

Мелочи

Возможно, кому-то все четыре пункта покажутся мелочами. Но я точно знаю: большое начинается с малого. Например, уж какая мелочь – семя баобаба.  А во что вырастает!

Снова обращаюсь к тем, кто дочитал до этого места: если вы увидели какие-то позитивные моменты в организации синхрона, которые можно было бы использовать и развивать в дальнейшем – пишите, пожалуйста. Или звоните. Или шлите мысли и вибрации. Буду рада любой обратной связи.

Но пора закругляться. Надеюсь, этот мой «трактат» окажется полезным для sim interpretation team leaders, которые будут работать на следующих форумах. Надеюсь, форумы будут. И надеюсь, у других тоже появится желание попробовать себя в функции организаторов синхрона. Потому что негоже это, когда один и тот же человек, из года в год набираясь опыта и чувства собственной важности, занимается одним и тем же делом на мероприятии, где можно взять на себя и другую функцию.

Часть четвертая. После бала (желающих сэкономить время просят не беспокоиться и идти пить чай: главное сказано, дальше снова лирика)

Буквально на днях я порадовалась, что села писать этот «отчет» только сейчас. Потому что сейчас могу точно сказать, что для меня лично эффект UTIC оказался очень растянутым во времени. И в профессиональном, и в личном плане (если вообще их возможно разделять). Потому что вдруг оказалось, что проблема воспитания нового поколения профессионалов стоит остро не только у нас, на границе Европы и Азии, но и на тысячи километров к юго-западу отсюда. И как у практиков, так и у вузов и прочих учебных заведений есть желание ее обсуждать и искать дорогу от практики к теории и обратно. И я с удовольствием слушаю то, что говорится на эту тему в группах, и по возможности даже высказываюсь сама. А еще намедни в очередной раз подтвердилось, что в Украине живут ценители красивой и вкусной еды, готовые поделиться секретами с вечно мерзнущими уральцами. Спасибо Ольге Козуб и Сергею Лещинскому за таратор! Рецепт от dr_trans, записанный в журнале так изысканно, что захотелось сначала перечитать, а потом побежать со всех ног на рынок, прекрасен.

А прямо после UTIC я получила еще одну награду. Маленькую, но уж совсем чудесную. Вечером после закрытия форума, сидя в одиночестве в номере гостиницы «Русь», я одним глазом поглядывала на фееричный закат, разворачивающийся в послегрозовом небе, а другим – на высокоскоростную ленту новостей в фейсбуке. И вдруг на страничке The Project Trio мелькнуло объявление: «20-го мая мы играем концерт в Клубе 44 в Киеве»! Вечер 20 мая удался на славу. Киевская студенческая молодежь с удивлением смотрела, как Грег, Эрик и Питер обнимаются с неизвестной теткой и шутливо препираются на тему того, кто кого преследует и кто за кем прибежал в Киев аж с Урала.

В пять утра 22-го мая в аэропорту «Кольцово» пассажиров попросили оставаться на местах до окончательной остановки самолета. В половине шестого в белой юбке и оранжевой блузке с любимой коричневой сумкой в руке бывшая team leader вышла в свинцово-серое пространство, в плюс семь и в очень северный ветер. Oh… Home sweet home… И почему так навязчиво в голове звучит: «Разве забуду я тебя, о возлюбленный мой Киев»…

CIMG1931 CIMG1946 CIMG1985 CIMG1987 CIMG1994 CIMG2000 CIMG2005 CIMG2016 CIMG2018

После бала. Калейдоскоп

Пару часов спустя в строгом черном костюме и со столь же строгими черными кругами под глазами я уже пила третью чашку крепкого кофе и листала документы к совету директоров в приемной генерального директора на крупном предприятии, производящем локомотивы и высокоскоростные поезда. «Но это была уже совсем другая история».

Чуть ностальгическое, но все же светлое


1 июля 2013 Green_Light | 7 комментариев


Шестнадцать против одного или (Не)ограниченные возможности (версия 2.0)

«− Вы в качестве консультанта приглашены к нам, профессор? − спросил Берлиоз.
− Да, консультантом.
− Вы − немец? − осведомился Бездомный.
− Я-то?.. − Переспросил профессор и вдруг задумался. − Да, пожалуй, немец… − сказал он.
− Вы по-русски здорово говорите, − заметил Бездомный.
− О, я вообще полиглот и знаю очень большое количество языков, − ответил профессор.
− А у вас какая специальность? − осведомился Берлиоз.
− Я − специалист по черной магии.»

Прилетела ко мне на днях такая замечательная ссылка.

 

Про гиперполиглотов пишется и говорится в последнее время достаточно много.  Два языка. Пятнадцать языков. Без видимых усилий «переключаются» с одного на другой. Расширенные функции процессора.

А меня все в крайности бросает. И вспомнился мне другой клип (ну и что, что там в конце моя фамилия — я не о том сейчас).

Один язык с трудом. Ни одного языка. Ноги не той формы. Пальцев меньше. Походка кособокая. С чипом беда? Процессор изготовлен в Китае кустарным способом?

Почему у меня ощущение, что эти расходящиеся линии сходятся, да не в бесконечности, а прямо здесь, рядом?

Он учил меня  французскому и ивриту, пел в хоре оперного театра где-то в Лондоне и чуть ли не с самим Крамником сражался в шахматы. Страдал десятком аллергий, включая (внимание!) аллергию на солнечный свет — у него глаза от солнца слезились. Ходил, странно подпрыгивая. Рассказывал о повторяющемся сне: «Я живу на острове. Один. Потому что главный». Не знал, что делать со мной, когда я у него на плече рыдала от очередной несчастной любви. Обладал роскошным баритоном, легко научился играть на гитаре, но слушать его не любили. Потому что чего-то не хватало в его пении. Эмоций, что ли… И в речи тоже. Да, помню, мне всегда казались чуть механическими его интонации. Однажды он уехал далеко-далеко и зажил там счастливо и спокойно. Каждый год поздравляет меня из своего далека с днем рождения. Потому что помнит наизусть. Да не от того, что как-то по-особому относится. Просто память такая. Все помнит.

Ее в 1998-м выгнали из школы, объявив необучаемой. У нее эписиндром и сомнительный, но перечеркивающий жизнь диагноз «умственная отсталость». Она играет в «Особом театре». Очень верно, хотя и не очень уверенно поет Autumn Leaves. Может наизусть выучить текст любой длины. Обладает приятным голосом. Чего-то не хватает в ее исполнении. Эмоций, что ли… И в речи интонации чуть механические. Всегда знает, что и где нужно делать. Когда она входит в комнату, все как-то внутренне «подбираются». Почему-то становится понятно, что она здесь — главная. Она сидит со мной рядом на деревянном крыльце полубани-полусклада в саду где-то на севере Урала, смотрит на солнце не щурясь и рассказывает, что хочет себе швейную машинку домой, но пока проблемы. «А что значит autumn leaves? Осенние листья? Интересно. Пойдемте, обедать пора». И идет впереди в черной кофте, чуть сутулясь и … странно подпрыгивая. Встаю и иду следом.

Мне тоже хочется подпрыгивать и говорить механическим голосом. Или не хочется? Или я и так это делаю время от времени? От гениев до «ограниченных». От ускоренных до замедленных… Где же в этом спектре место «нормальных»? Or rather «those who are seen as normal»? Что-то мне подсказывает, что так называемые «крайности», возможно, окажутся в центре его (спектра), вместе со «среднестатистическим населением», да и сам спектр может оказаться лишь иллюзией. А я? Куда деться мне?

Коршун кружит надо мной подозрительно низко, так, что можно рассмотреть перья в его хвосте. В панике мечутся от дерева к дереву ошалелые голуби. Не меняя траектории, носятся на безопасной высоте стрижи. Полет нормальный. Коршун насладился вызванной его появлением паникой и гордо удалился. Солнце словно зависло в зените. Оказывается, я научилась смотреть на него не моргая. Сбылась мечта идиота.

P.S.:

«– Ты… кто… такая? — спросила Синяя Гусеница…
– Сейчас, право, не знаю, сударыня, — отвечала Алиса робко. — Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась.
– Что это ты выдумываешь? — строго спросила Гусеница. — Да ты в своем уме?
– Нe знаю, — отвечала Алиса. — Должно быть, в чужом. Видите ли…
– Не вижу, — сказала Гусеница.
– Боюсь, что не сумею вам все это объяснить, — учтиво промолвила Алиса. — Я и сама ничего не понимаю».


14 июня 2013 Green_Light | 4 комментария


Поймать UTIC за хвост или Как синхронисты понимают везение

Уже почти неделя как я вернулась с UTIC — Ukrainian Translation Industry Conference. И только сегодня почувствовала, что вернулась. Потому что лето, листья, одуванчики и можно сидеть на берегу реки Чусовой и смотреть на облака и ласточек. «Иногда все происходит так быстро, что не успеваешь… обалдеть» — услужливо подсказывает Фейсбук. И ведь точно. Самолет мягко приземлился в аэропорту Кольцово в пять утра 22-го мая, а уже в восемь я оказалась в комнате переговоров крупной компании, с недавних пор производящей высокоскоростные поезда для Российских железных дорог, и, так и не поняв, что происходит, весь день переводила на заседании ее Совета директоров, привычно гася чужие эмоции и узнавая о грандиозных, но выполнимых планах. И понеслось! Переводить. Бежать. Писать письма. Расплачиваться с долгами. Сканировать заполненные страницы паспорта для пропусков. Снова писать. Снова бежать. Стоп. Так дальше жить нельзя. Ведь еще недавно свеженькие, как клубника в кофе-паузу, воспоминания растворятся, потускнеют, станут пародией на самих себя. И уже не захочется писать о UTIC, появятся другие темы, случатся другие великие и малые события. Время летом течет особенно быстро. Работы летом особенно много. Каждый новый день летом прекрасен, а значит, каждый предыдущий кажется малозначимым уже на следующее утро.

А ведь сложилось все хорошо, правильно и красиво. Так красиво, как я и не ожидала. Как если ты ждешь в подарок игрушечный самолет, а получаешь настоящий. И очень приятно, что в этом «самолете» есть и детальки, изготовленные моими руками.

Попала я на ЮТИК (можно и так, на «лютик» похоже — что-то милое, желтое и веселое слышится в слове) в трех ипостасях: как участник, как «собиратель» и руководитель группы синхронистов «быстрого реагирования», а также как собственно синхронист. С первой «ипостасью» все понятно: набор эмоций, впечатлений и воспоминаний мало отличается от описанного уже в блогах других гостей и высказанного в группе UTIConf в фейсбуке. Восторг, счастье, тепло, грусть расставания — все стандартно, добавить нечего. Подробности, фото и даже видео уже везде в сети. По поводу второй — я должна организаторам и себе «разбор полетов» (развивая тему авиации 🙂 ), но это надо вдумчиво, долго и не упуская ничего из виду. А сегодня скажу пару слов о последней функции. Переводить переводчиков на форуме переводчиков — дело рисковое. У моих коллег особое мышление, особые темы докладов (иногда посложнее, чем технология производства поездов), особая придирчивость и особо сильная занятость, зачастую не позволяющая присылать презентации и тезисы тем, кто будет доносить их идеи до иностранноговорящей или, наоборот, русскоязычной аудитории. Поэтому, охотно беря на себя на переводческих мероприятиях роль «team leader» (бригадира, что ль, по-нашему?), я всегда (уже во второй раз, ага!) надеялась остаться в стороне собственно от перевода. Но не тут-то было. Костя Дранч в ответ на мои невнятные пояснения по поводу моей занятости в качестве наблюдателя и координатора сказал только: «Лена, надо!» — и я поняла: не избежать.

На открытии конференции время с моим напарником киевским переводчиком Андреем Бесединым мы распределили так, что мне выпало работать на докладе Павла Палажченко. А на следующий день я переводила Катю Рябцеву. Как вам такой расклад? Вот и мне страшно. До сих пор. Потому что Павел Русланович — человек в высшей степени занятой. Это яркий мыслитель, замечательный ученый, великолепный аналитик, обладающий глубокими и всесторонними знаниями во многих областях. Ну да кому я объясняю — всем здесь всё понятно.  А я переводить его не готовилась даже морально и очень удивилась, когда поняла, что за «карта» мне выпала. Короче, гордо выйдя из будки, выжив и «протормозив» по-серьезному всего один раз (не вспомнила, к стыду своему, как сказать «глушить вражеские голоса»), я почему-то не удивилась, когда Максим Козуб покритиковал меня за монотонность речи на английском языке. Куда там за интонациями следить! Понять, переработать, высказать, донести — знакомый процесс показался вдвое тяжелее, потому что соображать нужно было вдвое быстрее, чем я это делаю обычно. Грамматических ошибок не было — и на том спасибо, милый мозг или чем я там думаю. По счастью, Павел Русланович — еще и прекрасный оратор и отлично понимает, где у переводчика могут возникнуть сложности и какой темп речи выступающего он может выдержать. На протяжении всей речи чувствовалось: докладчик помнит о человеке в наушниках и относится к нему с уважением. Очень надеюсь увидеть запись доклада «Профессия переводчика вчера, сегодня, завтра», потому что в этот раз очень мало запомнила из того, что говорилось — сказалось, видимо, еще и то, что голова была занята тактико-стратегическими размышлениями организаторского характера.

Скажу по секрету: с детства люблю наблюдать за тем, как люди работают. И не надо вот этого громового хохота. Я часами стояла за спиной у мамы-инженера, любуясь тем, как она выводит на кальке тоненькой ручкой-рапидографом идеально ровные буковки и значки. На черноморских курортах меня не могли оттащить от уличных портретистов. Во взрослой жизни я вожу экскурсии, и одна из моих любимых — поездка в село Нижние Таволги, где живут веселые гончары, с удовольствием готовые поделиться с неумелой публикой секретами мастерства. И так далее. Так вот, году так в 1985 (в хронологии могу ошибаться) я иногда еще смотрела телевизор. А по телевизору выступал М.С. Горбачев. Вы догадываетесь, наверное, к кому я почему-то прислушивалась и присматривалась. Эх, как не понимала ничего в политике, так и не понимаю. А вот наблюдала я за человеком, стоящим за спиной нашего тогдашнего лидера, ровно с тем же интересом и желанием повторить даже не собственно вид деятельности, а … манеру работы, что ли. И поговорить хотелось. Ну что ж, мечты сбываются 🙂 Манера — она, конечно, у каждого своя. Уровень другой. А поговорить удалось. Но это вечером, когда теплоход, закат, Киевский торт и прочее, что, повторюсь, прекрасно описано другими коллегами (в частности, Олесей Зайцевой и Катей Филатовой).

Наутро после гала-вечера на теплоходе мне предстояло решить еще одну задачку не из легких. На докладе «История одного города: Город переводчиков, адрес — Планета Земля» ожидался аншлаг (правда же, это никого не удивляет? 🙂 ). Сложность тоже прогнозировалась повышенная.  Катя — яркий мыслитель,  великолепный аналитик, всесторонне эрудированный человек (кажется, я повторяюсь? где-то выше по тексту это, сдается мне, уже было 🙂 ). А еще она хозяйка города и мама. Это означает, что она очень занятой человек (ой, это тоже было 🙂 ). Но кроме всего прочего, Катя мой друг, а нет ничего страшнее, чем подвести друга. В общем, с утра в воскресенье я не пошла на интереснейший доклад Барри Олсена, предпочтя внимательно прочитать презентацию и ссылки на события в Городе, кратко перечисленные в ней. Большой плюс: презентация попала ко мне за день до доклада (раньше и не надо, я бы все равно не успела ее посмотреть). Большой минус: компьютер наотрез отказался открывать ее в PowerPoint, и пришлось смотреть в усеченном виде прямо в gmail (с помощью кнопки «просмотреть» рядом со ссылкой на вложение). Эта хорошая функция почты гугл меня спасла. Потому что текст нужно было знать. Во-первых, он, по сути, художественно-публицистический, с цитатой из Высоцкого и фразами типа «это не поза, а позиция». Во-вторых, как неактивный пользователь форумов ГП я не знала о некоторых подводных камнях, которые возникали в ходе его движения по реке времени (типа истории с «Коллайдером»). А в-третьих, Катя мыслит и высказывается по-особому, и для ориентации в ее нелинейно организованном докладе, где логическая цепочка не одна, а сразу несколько, и из одной фразы следует сразу три вывода, которые одновременно раскрываются и объясняются, создавая объемную картину одновременно и прошлого, и настоящего, и будущего, «опорные точки» жизненно необходимы.

В общем, говорят, после этого перевода у меня был такой вид, как будто я прокатилась на американских горках и выжила. Выжить два раза за два дня — это круто. Благодаря проработанной заранее презентации я неплохо помню, о чем шла речь в Катином выступлении. Кроме того, после замечания Максима я старалась следить за интонациями. Думаю, это помогло, потому что Катя говорит эмоционально и ее интонации — теплые, с легким оттенком «южного» говора обязательно нужно доносить до публики.

Вот такие разные «вчера-сегодня-завтра» мне достались. Вектор времени и облако времени. Мужской и женский подход. Человек с аналитическим складом ума и человек, мыслящий интуитивно. Потрясающие люди. Уникальный опыт. Спасибо Косте Дранчу за то, что настоял на том, что мне не следует ограничиваться организаторской ролью, а еще за подаренные зеркальце и ручку 🙂  Спасибо тем, кого я переводила. По-моему, получились неплохие примеры взаимодействия докладчика с переводчиком. Очень разного. Но, как мне показалось, в обоих случаях эффективного.

Ну и чтобы чуть сбавить серьезность тона — признаюсь: переводя доклад Кати, я слегка нарушила неписаное правило, гласящее, что синхронисты должны работать по двое. Оправдания два: во-первых, на доклад отводилось полчаса, а докладчик уложился в двадцать две минуты, оставив время на вопросы из зала — это еще раз об уважении. И во-вторых, напарница у меня все-таки была. Собственно переводить ей в этот раз не довелось, но благодаря ее молчаливой поддержке мне работалось горрраздо легче! Подозреваю, что многим из вас она знакома.

Пояснение к фото: Справа самая юная моя напарница за всю мою десятилетнюю карьеру синхронного переводчика. Одна из лучших, кстати.

Поддержка замечательной Ирины Рябцевой была неоценима.


26 мая 2013 Green_Light | 2 комментария


Продвинутая лексикология или Немного не про UTIC

Вроде начинает перед UTIC-ом паззл складываться. Начинаю смотреть в будущее с осторожным оптимизмом. Интересный расклад получается. Пока все на месте не соберутся и в кнопочки на оборудовании не потыкают, судьба мне видеть сны про оргкомитет и большие залы с кучей народу. Скоро-скоро. Ребята в Киеве очень серьезно относятся к делу. Очень мне помогают. Совершенно иное ощущение по сравнению с прошлым годом, когда все в одиночку и на ощупь. Второй блин должен быть как минимум не хуже первого.

Видимо, чтобы отвлечь меня, жизнь подкидывает прикольные словечки и выражения. Из разных сфер жизни. Ну про межкамерную перегородку — intermediate diaphragm — мы здесь не будем. Она и так словно бы всегда со мной. А вот пару других прикопаем в сорочье гнездо.

Spill the beans — растрепать что-то, разболтать информацию, которая должна бы быть секретной: She spilled the beans about her brother’s new girlfriend. Образно так 🙂

Hopskotch — «классики». Hopskotch grid — «поле» для «классиков». Интересно вот, как «шайбочка» называется, которую пинать нужно через «решетку»? Или никак не называется… У нас ведь ей никакого имени точно не давали. Из чего делали — помню. Банка из-под сапожного крема, наполненная пластилином.

Lacing — не только кружавчики и шнурочки, но и добавление в напиток крохотного количества другого напитка — в кофе ликерчику, например. Coffee laced with liqueur. Увы, это изящное словечко подхватили наркодилеры. Они так смешивание двух видов наркотиков называют. Фууу…

Ну вот, отвлеклась на минутку — и дальше делать все одновременно, как я люблю. Надеюсь, все успею и все будет хорошо.


10 мая 2013 Green_Light | 6 комментариев



Page 4 of 6« First...23456